Обзор рынка: добыча угля
Web555.ru

Бизнес портал

Обзор рынка: добыча угля

Мировой рынок угля в 2020 году

В современной энергетике медленно, но верно происходит масштабная рокировка: на смену ископаемым источникам энергии приходят ВИЭ. Неудивительно, что больше всего новый тренд отражается на угольной промышленности.

Спрос на энергетический уголь снижается, и, следовательно, падает его цена. Сколько сейчас стоит уголь, и насколько безрадостны перспективы этого товара на мировом рынке?

Китай традиционно в 2020 году остаётся крупнейшим в мире потребителем чёрного топлива. В КНР одна тонна энергетического угля стоила 98 долларов, упав на 18,7%. При этом объёмы добычи угля увеличились до 812 млн. т (+0,3%).

Количество ввозимого в страну угля в целом упало на 1% (74,63 млн. т), однако коксующихся углей завезли на 36% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года (16,42 млн. т). В свою очередь, в КНР за это время завезли 58, 21 млн. т энергетического угля – на 8% меньше.

Всего в порту вместе с портами Джингтанг и Цаофэйдянь запасов угля было 16,2 млн. т. – это на 2 млн. т. больше, чем в том же периоде прошлого года.

Кроме того, в Китае на 2% выросла выработка тепловых электростанций, на 12% – гидроэлектростанций, на 26% – атомных электростанций, на 7% – возобновляемых источников энергии.

В Индии на 1,7% увеличилась добыча угля – всего за данный период было получено 207 млн. т. Кроме того, почти на 4% выросла доля импорта – она составила 46,6 млн. т.

Однако вместе с тем в стране резко выросли объёмы запасов топлива. Если сравнивать показатели (16,6 млн. т), то в целом к концу марта запасы угля в Индии выросли почти в два раза – до 30,9 млн. т.

В частности, крупнейшая угольная корпорация страны Coal India для прироста внутренних поставок намерена увеличить производство угля до 880 млн. т. в год. А это означает снижение потребности в импортной продукции.

Показатели снизились почти сразу после соглашения швейцарской трейдинговой компании Glencore и японской компании Tohoku Electric Power о поставках ценного австралийского угля.

Стороны договорились, что стоимость одной тонны будет фиксированной – 94,75 долларов. В результате последующего падения средняя цена в апреле составляла чуть больше 86 долларов, а в мае – 85 долларов за тонну.

К апрелю текущего года одна тонна энергетического угля в странах ЕС стоила 50 долларов (-40%). Резкое падение цены эксперты объясняют увеличением объёма запасов «чёрного» топлива.

Кроме того, цена снизилась из-за климатического фактора – зима в европейских странах в этом году была тёплая. Также немалую роль сыграло значительное сокращение потребления данного вида топлива в сторону ВИЭ.

Выработка электроэнергии угольными электростанциями снизилась на 19%. Соответственно, снизились и показатели угледобычи: наибольшее падение в первые полгода наблюдалось в Ирландии (79%) и в Германии (22%).

В среднем стоимость энергетического угля в России (порт Восточный) снизилась до 94 долларов (-6,9%). А объёмы добычи увеличились на 2,2% до 108,6 млн. т. Причём 79% приходится на энергетический уголь, а рост произошёл главным образом за счёт коксующихся марок, доля которых составила 21%.

Кроме того, с января по март текущего года рост в 53,9 млн. т (+14%) показал экспорт угля. На долю концентрата пришлось 6,8 млн. т (+20,5%), а на долю энергетического угля – 47,1 млн. т (+13,3%).

Больше всего энергетического угля предприятия России отправляли на экспорт в Германию, Южную Корею, Китай, Японию, Нидерланды и Польшу.

Самое большое падение спроса наблюдается в Великобритании (-81%), Турции (-40%), Франции (-28%), Индии и Китае (-11%). При этом в 3 раза увеличился экспорт в Германию, Вьетнам, Таиланд, Беларусь, в 2 раза – в Латвию и Казахстан.

Эксперты считают, что стоимость энергетического угля на глобальном рынке останется стабильной в течение прошлого года: среднеквартальные котировки останутся низкими, на уровне 90 долларов за тонну.

В целом на падение цены на уголь повиляли прирост запасов и спад производства в странах Азии и Европы. Стоит упомянуть, что свою роль сыграло и резкое снижение цен (около 60%) на СПГ в азиатских странах.

По долгосрочному сценарию, цена на уголь будет продолжать падать ещё по одной причине: из-за замедления темпов роста мировой промышленной экономики. Причём аналитики считают, что именно этот фактор является главной угрозой для дальнейшего снижения стоимости.

Многие страны будут сокращать импорт угля, что непременно скажется на таких ключевых поставщиках, как Россия и Индия. Конкуренция ужесточится и, соответственно, цена на уголь будет снижаться.

Также на рыночную ситуацию повлияет рост внутреннего производства крупнейшего импортёра угля КНР, что повлечёт за собой избыточное предложение на китайском рынке.

Кроме того, большую роль сыграет развитие экологических инициатив, как, например, отказ ключевых ряда стран от угля в пользу ВИЭ. Падение стоимости угля может продолжиться также из-за введения новых ограничений на экспортную продукцию.

Например, уже в 2020 году аналитики прогнозируют падение австралийских котировок примерно до 70-74 долларов за тонну. Экспорт крупных поставщиков угля в этом году упадёт на 1,5%, а в следующем – на 1,8%.

Обзор рынка угля

В наcтoящее время угледoбыча наряду c металлургией и cтрoительcтвoм являетcя oднoй из cамых пocтрадавших oт экoнoмичеcкoгo кризиcа oтраcлей. О причинах даннoгo cпада, нынешнем пoлoжении прoизвoдителей угля и их перcпективах раccказывает аналитик Уралcиб Кэпитал Никoлай СОСНОВСКИЙ.

Цены на уголь

За период c 2000-го по нынешний год цены на кокcующийcя уголь (в cреднем по вcем маркам) выросли с 23 до 55 долл. за 1 т, т.е. в два раза. При этом следует учитывать, что за последний год они значительно скорректировались. В прошлом году стоимость 1 т коксующегося угля находилась на пике до 220-240 долл. и даже выше, средняя цена в 2008 г. была 170 долл. за 1 т. Причина повышения цен заключается в общем росте промышленного производства в России. Кроме того, появился в довольно значительных объемах и стал активно развиваться экспорт угля. В последние годы, безусловно, фактором роста стал Китай. Страна превратилась из экспортера угля в нетто-импортера, и мы знаем, как значительно выросло там производство стали – в прошлом году были произведены 500 млн т, в этом году, несмотря на депрессивную ситуацию в глобальной экономике, прогнозируются 540 млн т, для сравнения, в России – спад производства стали – 20%, на Украине – 35-40%, в Европе, США и Японии также прогнозируется спад на 40-60%. Рост потребления угля Китаем вызывает во всем мире серьезный подъем цен на то сырье, которое поставляется в эту страну. А это, в свою очередь, задает тон для других стран.

В конце 2008 г. цены откатились на уровень в 50-55 долл. и достаточно стабильно на нем держались и в I и во II квартале нынешнего года. Можно сказать с уверенностью, что в III квартале цены не изменятся, в IV, скорее всего, тоже; по крайней мере, ни металлурги, ни угольщики не ожидают каких-то изменений. Одна из причин резкого снижения цен заключается в том, что металлурги в силу технологических особенностей всегда заранее закупаются на зиму углем. Прошлой осенью они приобрели угля более чем достаточно, рассчитывая на увеличение объемов производства. Произошло все наоборот, объемы снизились в два раза, и соответственно, у металлургов оказалось в два раза больше угля, чем нужно. Поэтому в ноябре, декабре и январе закупки угля на рынке были мизерные, и цены резко пошли вниз. Заметим, очень важно и то, что цены на сталь снизились в два раза, и уголь по докризисным ценам для металлургов стал неоправданно дорог.

Что касается экспорта угля, то Россия в этом плане имеет то отличие от прочих стран экспортеров, что до ближайшего моря от Кузбасса (основного угольного бассейна) расстояние около 5 тыс. км, в то время как, допустим, австралийский, африканский или индонезийский уголь находится, можно сказать, на берегу. Соответственно, если российский уголь является одним из самых дешевых по себестоимости добычи, то из-за транспортных расходов (а они сопоставимы со стоимостью самой добычи) в порту отправления при экспорте он уже далеко не самый дешевый. Поэтому Россия может выгодно экспортировать свой уголь только в периоды достаточно высоких мировых цен. До кризиса цены были высокие, и производители значительное количество угля отправляли на экспорт, поэтому даже отдельные марки угля были в дефиците на внутреннем рынке. Сейчас экспорт сократился, особенно это касается экспорта на Украину – там металлургия находится в очень тяжелой ситуации. Интересным рынком продолжает оставаться Китай, о котором уже упоминалось. Отметим, что среди российских производителей в настоящее время активно развивает экспорт угля угольный дивизион Мечела. Компания выходит именно на азиатские рынки – в Китай, Корею, на Тайвань, в Японию.

Перейдем к энергетическому углю. В 2000 г. российские марки энергетического угля стоили 7-8 долл. за 1 т. В 2008-м средняя цена была – 43 долл., пиковая – в августе – 59-60 долл. В нынешнем году цена снизилась до 16-20 долл. Для сравнения – в Европе цены упали со 160-170 до 60-65 долл. за 1 т. Возможно, цены будут расти, т.к. мы видим, что дорожает нефть, и можно в определенной мере проводить параллель между топочным мазутом и углем. Во всяком случае, производители энергетического угля выглядят более защищенными в нынешних условиях. Если потребление коксующегося угля в России за прошедший год снизилось на 25% (прямая связь с металлургией), то снижение по энергетическому углю составило 8-10%. Кроме того, либерализация энергорынка в России, а также цен на газ в итоге должны подтолкнуть внутренние цены на уголь, т.к. основным сдерживающим фактором сейчас является, по сути, искусственно ограниченная сверху маржа угольных генераций.

В целом до конца 2009 г. мы не ожидаем каких-то серьезных улучшений или ухудшений на рынке. Если цены на уголь идут вверх, то, соответственно, вводятся бывшие убыточными мощности и увеличиваются объемы производства. А это сдерживает дальнейший рост цен. То же справедливо и для стали, которая также очень много определяет в стоимости коксующегося угля. Можно лишь сказать с определенной долей уверенности, что таких падений, какие наблюдались в конце прошлого и начале нынешнего года, мы больше не увидим.

Консолидация с металлургами и модернизация

Среди значимых для отрасли событий последних лет следует отметить консолидацию угледобытчиков, специализирующихся на коксующемся угле, с отдельными металлургическими концернами: Евразхолдингом, Северсталью, Мечелом. Во время пика цен на сырье металлурги, владеющие собственными сырьевыми ресурсами, демонстрировали высокую рентабельность. Сейчас, конечно, ситуация поменялась, угледобыча стала тяжелым балластом для сталелитейщиков, и наиболее привлекательно выглядят Магнитогорский и Новолипецкий комбинаты, у которых нет своих угледобывающих активов. Но тем не менее, в долгосрочной перспективе консолидация вполне оправдана и приведет к большей прибыльности в среднем за сырьевой цикл.

Производители угля также выигрывают от консолидации. Нужно учитывать, что в прошлом многие из них были неэффективны в плане менеджмента, не имели доступа к большим деньгам, необходимым для модернизации, в то время как металлурги имеют стабильную экспортную выручку в валюте (что особенно было важно в 1990-е и начале 2000-х гг.), и у них есть возможность вкладывать крупные деньги в модернизацию. Кроме того, консолидировавшись со сталелитейными компаниями, угледобытчики получили гарантированный и стабильный сбыт для своего угля.

Капитальные вложения в угледобычу уже дают результат. Впервые со времен СССР были запущены и готовы к запуску в этом и следующем годах первые крупные шахты. Если говорить о модернизации отрасли, то она направлена, в первую очередь, на повышение безопасности и эффективности, т.е. прибыльности. Многое также еще нужно сделать в плане улучшения логистики – оборудовать соответствующим образом перевалочные пункты, порты и пр.

Компании

Бизнес-структура компании Белон выглядит таким образом, что у нее больше мощностей по обогащению угля, чем по добыче. В прошлые годы Белон закупал на рынке сырой уголь и обогащал его в дополнение к своему добытому, соответственно, компания продавала больше концентрата. Сейчас на угольную отрасль влияет тот характерный для нее негативный фактор, что фиксированные затраты на предприятиях традиционно высоки. То есть если, допустим, у металлургов падает объем производства, то, соответственно, сокращаются и затраты: на уголь, руду, огнеупоры, электроэнергию и т.д. Угольщики даже при падении объемов вынуждены содержать персонал, выполнять горнопроходческие работы, поддерживать шахту и т.д. Все это повышает себестоимость угля на 1 т добычи при падении объемов. И в этом смысле Белон выглядит выигрышно. Компания сократила продажу конечного концентрата, но, чтобы не останавливать свои шахты, перестала покупать на рынке уголь для обогащения, это позволило ей сохранить на приемлемом уровне себестоимость производства, что поддерживает операционную прибыльность. Проблемным не выглядит и производство энергетического угля, который пользуется стабильным спросом в Европе и Азии. Негативом является ситуация с долгом. Высокие процентные платежи, скорее всего, сделают Белон убыточным в этом году.

Читать еще:  Как запатентовать название: пошаговая инструкция

У Распадской после значительного спада производства в IV квартале 2008 г. (когда компания полностью потеряла экспорт и испытала падение на российском рынке) ситуация выправляется. Объемы начали восстанавливаться. Спрос на российском рынке восстановился до уровня 70-75%, более того, компания начала экспортные продажи – до конца года 300 тыс. т будут проданы в Китай. В результате по итогам года Распадская может выйти в минимальную прибыль, т.к. платежи по относительно небольшим долгосрочным заимствованиям не столь велики.

Кузбассразрезуголь практически прекратил выпускать коксующийся уголь, впрочем, эти объемы были не столь велики. В целом на нынешний год запланировано выпустить 46 млн т против 50 млн в прошлом. И поддержку здесь оказывает значительная доля энергетического угля как наиболее защищенного в кризисных условиях. У компании в прошлом были достаточно амбициозные планы – довести производство угля до 60 млн т, компания активно кредитовалась, и сейчас у нее значительная долговая нагрузка – около 1 млрд долл. Поэтому операционно компания может закончить год «в плюсе», но процентные платежи обернутся для нее в итоге убытком.

Горнодобывающий сегмент компании Мечел находится в сложной ситуации. Падение производства коксующегося угля в первом полугодии составило 70% – больше, чем в среднем по отрасли. В свое время из-за спора по ценам Мечел отказался продавать уголь НЛМК И ММК, и сейчас эта ниша занята другими более мелкими компаниями. Даже если к сентябрю компания выйдет на уровень загрузку в 70-75%, то для достижения хороших результатов по году этого будет недостаточно. Собственно, именно эти соображения и побудили Мечел встать на новый путь развития и более активно заняться экспортом. В частности, якутские активы Якутуголь (уже ведущий добычу) и Эльгауголь (который будет запущен через несколько лет) нацелены преимущественно как раз на экспорт.

Воркутауголь (дочернее предприятие Северстали) отличается высокой себестоимостью угольного концентрата, доходящей в настоящее время, по нашим оценкам, до 80 долл. за 1 т, тогда как на рынке можно купить 1 т концентрата за 50 долл. Причина в тяжелых условиях добычи и больших фиксированных издержках. Но предприятие нельзя закрыть полностью, т.к. оно социально значимо. Кроме того, на Череповецком металлургическом комбинате домны настроены именно на воркутинский уголь, и быстро их поменять нельзя. Поэтому Северсталь поддерживает добычу на Воркутауголь, чтобы хотя бы за счет относительно высоких объемов хоть как-то снизить себестоимость угля. Чтобы покрывать все расходы, которые компания несет на добыче, Северстали приходится покупать 1 т концентрата примерно за 2 500 руб., тогда как рыночная цена ее – 1 600-1 700 руб.

Фондовый рынок и прогнозы

По сравнению с уровнями годовой давности акции угольных компаний снизились в среднем в четыре раза. Акции Распадской упали с 10,3 (на пике) до 2,5 долл., справедливости ради заметим, что в начале 2009 г. они стоили 85 центов. Бумаги Белона подешевели с 230 до 0,43 долл (или 43 долл. – было проведено дробление 1/100). Кузбассразрезуголь продемонстрировал снижение с 90 до 18 центов.

Таким образом, акции угледобытчиков стали одними из самых пострадавших на рынке. Здесь нужно учитывать, что инвесторы в первую очередь оценивают не сам бизнес, а те денежные потоки, которые он генерирует, стабильность, рост. Что же касается угольщиков, то в силу понятных причин они находятся в самом начале цепочки создания стоимости продукта. И как показывает практика – это самое уязвимое положение. При возникновении проблем в экономике, до угольщиков деньги доходят лишь в самую последнюю очередь. Соответственно, из-за этого и доход их не выглядит самым надежным.

В начале нынешнего года складывалось ощущение, что отдельные компании могут не выжить во время кризиса. И акции реагировали на это очень сильно.

По нашим прогнозам, до конца года цены акций не будут значительно меняться, т.к. сектор оценен более или менее справедливо на текущих уровнях. Больших поводов для роста котировок сейчас нет, но и ситуация не выглядит так мрачно, как в декабре-январе.

Конечно, если учесть отдаленные перспективы, то, возможно, компании должны стоить гораздо дороже. Здесь надо понимать, что очень многое зависит от общего состояния рынка, цен на нефть, курса рубля, поддержки правительства, спроса со стороны конечных потребителей и т.д.

Во всяком случае, если мы в перспективе увидим признаки выздоровления экономической ситуации, то угольные компании будут одними из тех, кто, на наш взгляд, поднимется в цене наиболее значительно.

Мировой рынок угля. Сколько стоит «чёрное» топливо?

В современной энергетике медленно, но верно происходит масштабная рокировка: на смену ископаемым источникам энергии приходят ВИЭ. Неудивительно, что больше всего новый тренд отражается на угольной промышленности.

Спрос на энергетический уголь снижается, и, следовательно, падает его цена. Сколько сейчас стоит уголь, и насколько безрадостны перспективы этого товара на мировом рынке?

Китай

Добыто угля за 2018 год: 3 523,2 млн т (почти 56% от мировой добычи).

Запасы угля: 114,5 млрд т (12,84%).

Китай традиционно остаётся крупнейшим в мире потребителем чёрного топлива. В первом квартале 2019 года в КНР одна тонна энергетического угля стоила 98 долларов, упав на 18,7%. При этом объёмы добычи угля увеличились до 812 млн т (+0,3%).

Количество ввозимого в страну угля в целом упало на 1% (74,63 млн т), однако коксующихся углей завезли на 36% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года (16,42 млн т). В свою очередь, в КНР за это время завезли 58, 21 млн т энергетического угля – на 8% меньше.

Если в конце 2018 года в ключевом порту КНР Циньхуандао насчитывалось 5,65 млн т запасов угля, то в конце 1 квартала 2019 года – 6,4 млн т. Всего в порту вместе с портами Джингтанг и Цаофэйдянь запасов угля к концу 1-ого квартала 2019 года было 16,2 млн т – это на 2 млн т больше, чем в том же периоде прошлого года.

Кроме того, в Китае на 2% выросла выработка тепловых электростанций, на 12% — гидроэлектростанций, на 26% — атомных электростанций, на 7% — возобновляемых источников энергии.

Индия

Добыто угля за 2018 год: 716,5 млн т (11,15%).

Запасы угля: 60,6 млрд т (6,8%).

В первом квартале 2019 года в Индии на 1,7% увеличилась добыча угля — всего за данный период было получено 207 млн т. Кроме того, почти на 4% выросла доля импорта — она составила 46,6 млн т.

Однако вместе с тем в стране резко выросли объёмы запасов топлива. Если сравнивать показатели с концом 2018 года (16,6 млн т), то в целом к концу марта запасы угля в Индии выросли почти в два раза – до 30,9 млн т.

При этом правительство Индии планирует сократить ввоз угля зарубежными поставщиками как минимум на 1/3 – с 235,2 млн т в 2018 году до 150 млн т к 2024 году.

В частности, крупнейшая угольная корпорация страны Coal India для прироста внутренних поставок намерена увеличить производство угля до 880 млн т в год. А это означает снижение потребности в импортной продукции.

Австралия

Добыто угля за 2018 год: 481,3 млн т (7,64%).

Запасы угля: 76,4 млрд т (8,57%).

К марту 2019 года стоимость энергетического угля в Австралии (ключевой порт – Ньюкасл) снизились на 6,9% — до 95 долларов за тонну. А к началу апреля было зафиксировано самое резкое снижение котировок со времён экономического кризиса в 2008-2009 годах.

Показатели снизились почти сразу после соглашения швейцарской трейдинговой компании Glencore и японской компании Tohoku Electric Power о поставках ценного австралийского угля.

Стороны договорились, что стоимость одной тонны будет фиксированной – 94,75 долларов. В результате последующего падения средняя цена в апреле составляла чуть больше 86 долларов, а в мае – 85 долларов за тонну.

Европа

К апрелю текущего года одна тонна энергетического угля в странах ЕС стоила 50 долларов (-40%). Резкое падение цены эксперты объясняют увеличением объёма запасов «чёрного» топлива.

К концу 1-ого квартала в хранилищах Европы числилось 6,8 млн т энергетического угля, хотя ещё в конце 2018 года было 6,5 млн т. Таким образом, сейчас в Европе хранится самое большое количество запасов энергетического угля со времён 2013 года.

Кроме того, цена снизилась из-за климатического фактора – зима в европейских странах в этом году была тёплая. Также немалую роль сыграло значительное сокращение потребления данного вида топлива в сторону ВИЭ.

За 6 месяцев 2019 года выработка электроэнергии угольными электростанциями снизилась на 19%. Соответственно, снизились и показатели угледобычи: наибольшее падение в первые полгода наблюдалось в Ирландии (79%) и в Германии (22%).

Подробнее о том, как это скажется на российской угольной промышленности, вы можете прочитать здесь.

Россия

Добыто угля за 2018 год: 408,9 млн т (6,49%).

Запасы угля: 157 млрд т (17,6%).

В среднем за 1 квартал 2019 года стоимость энергетического угля в России (порт Восточный) снизилась до 94 долларов (-6,9%). А объёмы добычи увеличились на 2,2% до 108,6 млн т. Причём 79% приходится на энергетический уголь, а рост произошёл главным образом за счёт коксующихся марок, доля которых составила 21%.

Кроме того, с января по март текущего года рост в 53,9 млн т (+14%) показал экспорт угля. На долю концентрата пришлось 6,8 млн т (+20,5%), а на долю энергетического угля – 47,1 млн т (+13,3%).

Больше всего энергетического угля предприятия России отправляли на экспорт в Германию, Южную Корею, Китай, Японию, Нидерланды и Польшу.

Самое большое падение спроса наблюдается в Великобритании (-81%), Турции (-40%), Франции (-28%), Индии и Китае (-11%). При этом в 3 раза увеличился экспорт в Германию, Вьетнам, Таиланд, Беларусь, в 2 раза – в Латвию и Казахстан.

Что говорит прогноз?

Эксперты считают, что стоимость энергетического угля на глобальном рынке останется стабильной в течение всего 2019 года: среднеквартальные котировки останутся низкими, на уровне 90 долларов за тонну.

В целом на падение цены на уголь повиляли прирост запасов и спад производства в странах Азии и Европы. Стоит упомянуть, что свою роль сыграло и резкое снижение цен (около 60%) на СПГ в азиатских странах.

По долгосрочному сценарию, цена на уголь будет продолжать падать ещё по одной причине: из-за замедления темпов роста мировой промышленной экономики. Причём аналитики считают, что именно этот фактор является главной угрозой для дальнейшего снижения стоимости.

Многие страны будут сокращать импорт угля, что непременно скажется на таких ключевых поставщиках, как Россия и Индия. Конкуренция ужесточится и, соответственно, цена на уголь будет снижаться.

Также на рыночную ситуацию повлияет рост внутреннего производства крупнейшего импортёра угля КНР, что повлечёт за собой избыточное предложение на китайском рынке.

Кроме того, большую роль сыграет развитие экологических инициатив, как, например, отказ ключевых ряда стран от угля в пользу ВИЭ. Падение стоимости угля может продолжиться также из-за введения новых ограничений на экспортную продукцию.

Читать еще:  Как узнать в собственности ли земельный участок

Например, уже в 2020 году аналитики прогнозируют падение австралийских котировок примерно до 70-74 долларов за тонну. Экспорт крупных поставщиков угля в этом году упадёт на 1,5%, а в следующем – на 1,8%.

CONOMY PEOPLE

Аналитика

Прямой эфир

donskois 3 апреля 2020, 14:20

donskois 27 марта 2020, 14:34

donskois 20 марта 2020, 15:01

donskois 13 марта 2020, 14:53

donskois 6 марта 2020, 15:20

donskois 28 февраля 2020, 15:59

donskois 21 февраля 2020, 14:54

donskois 7 февраля 2020, 15:59

donskois 31 января 2020, 15:10

donskois 24 января 2020, 15:12

donskois 17 января 2020, 15:05

donskois 10 января 2020, 15:36

donskois 27 декабря 2019, 15:21

donskois 20 декабря 2019, 16:03

donskois 13 декабря 2019, 15:12

donskois 29 ноября 2019, 15:46

donskois 22 ноября 2019, 15:22

donskois 15 ноября 2019, 17:22

donskois 8 ноября 2019, 14:58

Блоги

  • Корпоративные новости33.76
  • Conomy20.24
  • Вебинары19.70
  • Дневник аналитика15.82
  • Блог Шадрина Александра13.57
  • Инвестиционные идеи11.43
  • Вопросы и ответы11.06
  • Эпизоды из нашей экономической реальности10.35
  • Аналитика9.82
  • Обзоры и прогнозы9.34

Мировая угледобывающая отрасль. Часть 1. Характеристика и общие тенденции

Уголь как источник энергии используется в промышленности и энергетике уже более века, за это время его доля в мировом энергобалансе существенно колебалась. Развитие угледобывающей промышленности мира и перспективы угля как источника энергии напрямую зависят от динамики спроса в будущем. В данной статье мы коротко познакомимся с состоянием дел на мировом рынке угля, динамикой спроса и предложения, цен, а также структурой добычи, потребления угля по странам и объёмами производства некоторых крупных компаний.

Как и в случае с большинством полезных ископаемых, добыча и потребление угля географически распределены по-разному, и не всегда лидеры в добыче являются лидерами в потреблении. На карте ниже представлены основные угледобывающие страны.

Объёмы добычи в 2015 году 10 крупнейших угледобывающих стран

Страна Объём добычи, млн т
Китай 3538
США 820
Индия 764
Австралия 471
Россия 349
ЮАР 248
Германия 186
Польша 136
Казахстан 107
Колумбия 86

Аналогичная карта, только на сей раз для потребления угля, выглядит следующим образом:

Некоторые различия налицо.

10 крупнейших стран по потреблению угля

Страна Объём потребления, млн т
Китай 3732
Индия 990
США 730
Германия 232
Россия 207
Япония 190
ЮАР 179
Польша 131
Южная Корея 130
Австралия 118

Подобная структура спроса ставит под сомнение представление об угле, как о дешёвом и неэкологичном виде топлива исключительно для развивающихся стран. Уголь имеет высокую долю в энергетическом балансе США, Японии, Германии, Южной Кореи, Польши и Австралии, и действительно быстрыми темпами вытеснения этого вида топлива могут похвастаться пока разве что США, и те благодаря дешёвому сланцевому газу.

На диаграмме ниже приведены суммарные объёмы производства и потребления угля за последние 10 лет. Хорошо видно рассогласование роста спроса и предложения после 2008 года, что через три года вылилось в начало затяжного тренда на снижение цен, который до сих пор окончательно не сломлен. Тем не менее, уже по результатам 2015 года можно увидеть, что потребление превысило производство, это является позитивным сигналом для рынка.

Номинальный рост объёмов потребления любого топлива — это норма, куда интереснее посмотреть, как обстоят дела с долей угля в энергетическом балансе в мире. Для этого воспользуемся данными Международного энергетического агенства (МЭА), которое, к сожалению, в отчёте за 2015 год предлагает для сравнения 1971 и 2013 годы, что, впрочем, не делает картину менее актуальной и репрезентативной:

Интересно отметить, что агентство предоставляет аналогичную информацию по странам ОЭСР, доля угля в энергобалансе развитых стран снизилась за аналогичный период времени с 22,6% до 19,3%. Резкое снижение цен на уголь может внести коррективы если не в структуру энергетического баланса, то, во всяком случае, в динамику снижения доли угля.

Доля угля в выработке электроэненргии в мире имеет также растущую динамику, за последние 45 лет она выросла на 8%.

Значит ли то, что доля угля выросла как в энергобалансе, так и в выработке электроэнергии, что данный источник энергии по-прежнему является ключевым для мировой энергетики, или же рост во второй половине 20-го века связан главным образом с взрывным или просто быстрым развитием нескольких крупных развивающихся стран, таких как Китай, Индия, Бразилия, ЮАР, а ранее Южная Корея и другие страны АТР? Высокая роль угля в их энергетических балансах сказалась и на мировых показателях. Об этом свидетельствуют и различия в мировой динамике и динамика по странам ОЭСР. Теперь, когда Китай взял курс на сокращение потребления угля из-за проблем с экологией, его доля в ближайшие годы в лучшем случае не сократится.

Одним из наиболее сильно влияющих на спрос факторов является цена, поэтому от её динамики будет зависеть то, насколько более выгодным с точки зрения затрат источником топлива станет уголь. Дешевизна — одна из причин, по которой уголь предпочитают газу, нефти и другим источникам энергии.

Если сопоставить динамику цен на уголь с динамикой цен на нефть, хорошо видно рассогласование после 2007 года, а также более быстрое снижение цен на уголь после 2011 года. От того, насколько ниже цена угля, зависит и спрос на него, так как к стоимости нефти часто привязывается стоимость природного газа — основного конкурента угля на энергетическом рынке.

Согласно прогнозу Conomy динамика цен на уголь в ближайшие годы будет выглядеть следующим образом:

Данный прогноз достаточно консервативен, однако цены на уголь очень волатильны и могут изменяться не менее динамично, чем цены на нефть (как видно из сравнения этих цен выше). Так, за июль 2016 года, по данным сайта www.indexmundi.com, цены на уголь выросли на 18,62%. Конечно, это скорее единичный всплеск спроса, но снижающийся тренд последних лет, вероятнее всего, сломлен.

Особенностью анализа угледобывающих компаний мира является то, что в отрасли присутствует множество игроков, для которых добыча угля не является профильным или единственным основным видом деятельности. Это затрудняет сопоставление их финансовых показателей. Кроме того, далеко не все угледобывающие компании торгуются на бирже и, соответственно, должным образом раскрывают информацию. Таким образом, полностью охватить отрасль даже отдельной страны затруднительно, не говоря уже обо всём мире в целом.

Для сравнения целесообразно взять несколько крупных публичных компаний из разных стран, для которых добыча угля является основным видом деятельности.

PT Adaro Energy Tbk.

Banpu Public Company Limited

Индонезия, Австралия, Китай, Монголия

Alliance Resource Partners, L.P.

Как видно из таблицы, среди отобранных компаний практически нет транснациональных. Объёмы производства за 2015 год можно увидеть ниже:

Интересно, что China Shenhua — крупнейшая угледобывающая компания Китая, производит только около 8% угля в стране. Помимо нескольких крупных компаний, в Китае действуют тысячи мелких, которые находятся в ведении городских и сельских администраций. Впрочем, такая фрагментация производства не редкость для отрасли. Так, на долю крупнейшей по добыче публичной компании России приходится всего 3% производства угля. Аналогично обстоят дела в США и Индии.

Интересна динамика стоимости акций рассматриваемых компаний, точнее, интересно то, что несмотря на ориентацию на один и тот же актив и его цену, компании показывают достаточно сильно отличающееся поведение котировок. В случае с золотодобывающей отраслью динамика была более единообразная. Отчасти это объясняется большей долей расходов на транспортировку, различной структурой производимой продукции, которая в отличие от золота неоднородна, географией деятельности и влиянием курсов валют, иными словами, большей вариативностью структуры деятельности компаний.

Основная проблема мировой угледобывающей отрасли состоит в том, что развитые страны, даже несмотря на по-прежнему высокую долю угля в энергетическом балансе, стараются снижать его потребление, так как он наносит значительный вред экологии. Тенденции снижения потребления угля прослеживаются на двух из трёх крупнейших рынков — в Китае и США. Причины этого различны.

Снижение потребление угля в Китае — часть программы правительства. В одном Китае используется едва ли не половина всего мирового производства угля, что наносит значительный вред экологии. Взрывной рост ныне крупнейшей экономики мира был во многом обусловлен наличием такого дешёвого источника топлива. Полностью отказываться от угля Китай не планирует, да это и невозможно в перспективе даже нескольких десятилетий, но планирует снижать его долю в энергетическом балансе, а впоследствии — и объём потребления в абсолютных величинах. Разумеется, угледобывающая отрасль восприняла эти планы крайне негативно.

Что касается США, то здесь уголь вытесняется всё более дешёвым сланцевым газом, который намного более экологичен (если не принимать во внимание процесс добычи). Снижение цен на нефть и газ в результате сланцевой революции в этом отношении не могло не сказаться и на угле.

Очень перспективным с точки зрения роста потребления является индийский рынок, но объём его пока сильно уступает рынку Китая, а потому он не может компенсировать снижение потребления в Поднебесной, тем более на фоне замедления экономического роста в других, менее крупных странах-потребителях угля. Всё это делает перспективы роста спроса туманными.

Что касается производства, то значительное снижение в 2015 году вернуло соотношение предложение/спрос к нормальному уровню, что и стабилизировало цены. Однако цены эти по-прежнему низкие, и постепенно привыкающие к новой реальности угледобывающие компании начинают даже в таких условиях увеличивать планы по добыче. Впрочем, пока всё не так плохо, и среди крупных добывающих стран в 2015 году производство выросло только в России и Индии. В первом случае это объясняется девальвацией валюты, во втором — наличием стабильно растущего внутреннего спроса.

В отношении текущей ситуации в мировой угледобывающей отрасли и её перспектив существует два противоположных мнения. Первое заключается в том, что на фоне роста доли возобновляемых источников энергии в мировом энергобалансе, а также удешевления альтернативных углю источников топлива, снижение цен — всерьёз и надолго, а текущее снижение спроса и объёмов добычи — начало продолжительной тенденции перестроения мировой энергетики. Вторая точка зрения менее мрачная для угледобытчиков, и заключается в том, что текущие цены, как и цены на другие энергоносители, — реакция на замедление темпов роста мировой экономики, и со временем рост неизбежен. Истина, пожалуй, где-то посередине, достаточно объективно следующее. Падение цен ниже текущего уровня поставит под сомнение целесообразность добычи угля — второго по объёмам источника энергии в мире. Перспектива маловероятная, а потому те, кто придерживаются второй из описанных выше точек зрения, имеют все основания для того, чтобы инвестировать в отрасль сейчас, когда она находится далеко не на своих былых максимумах.

В следующей статье мы подробно рассмотрим финансовые результаты выбранных угледобывающих компаний и сравним их ключевые показатели.

Обзор рынка: добыча угля

В 2018 году объем морской торговли энергетическим углем превысил 970 млн тонн − на 50 млн тонн больше, чем годом ранее (самый значительный рост с 2013 года). Рост спроса в Азии компенсировал снижение спроса в Европе. Устойчивый спрос на премиальных азиатских рынках поддержал цену на уголь калорийностью 6 000 ккал / кг (FOB NEWC), что способствовало увеличению разницы цен между высоко- и низкокалорийными углями.

Азиатско-Тихоокеанский рынок

В 2018 году спрос на энергетический уголь Энергетический уголь — Данный уголь в основном сжигается в котлах для получения пара, необходимого для выработки электроэнергии или для обеспечения теплом технологических процессов, либо используется как непосредственный источник технологического тепла. в Азиатско-Тихоокеанском регионе вырос на 8% по сравнению с 2017 годом, до 803 млн тонн. Рост был обусловлен рядом факторов.

По итогам года совокупный спрос со стороны Японии, Южной Кореи и Тайваня увеличился на 2% до 293 млн тонн. Наибольшую активность на рынке продемонстрировала Южная Корея, где повышенный спрос был вызван закупками угля для электростанций, введенных в эксплуатацию годом ранее. Несмотря на то что рост совокупного спроса в данном регионе был умеренным, экспорт российского угля в эти страны увеличился на 17% до 43 млн тонн. Причинами этого послужил ряд факторов: в Японии покупатели начали диверсифицировать портфель поставщиков угольной продукции вследствие либерализации энергетического рынка; в Южной Корее новые ограничения на содержание серы в угле активизировали спрос на поставки из России; в Тайване потребление угля увеличилось благодаря отходу от ядерной энергетики.

На материковой части Китая спрос в первые месяцы года вырос ввиду более низких температур в сочетании с недостаточными запасами угля на прибрежных электростанциях и поставками газа, в то время как рост собственной добычи угля сдерживался правительством. Правительственные меры по ограничению импорта, наоборот, подстегнули спрос на зарубежную продукцию энергопроизводителей, которые с трудом удовлетворяли повышенный спрос на электроэнергию ввиду жаркой погоды в начале лета. Во втором полугодии рост добычи и мягкая зима позволили китайским потребителям снизить объемы импорта, что значительно повлияло на цену низкокалорийной продукции. Тем не менее по итогам года поставки угля в Китай по морю и железной дороге увеличились на 11% до 207 млн тонн.

После того как в 2019 году китайское правительство завершит реформу регулирования объемов производства и импорта угля, следующим шагом станет внимание к качеству угля, причем не только отечественного, но и импортного. Нормативно-правовое регулирование продолжит оказывать значимое влияние на поведение участников рынка.

В Индии импорт угля вырос на 10% до 156 млн тонн после двухлетнего спада. В 2018 году спрос на электроэнергию вырос на 4% до 1 243 ТВт • ч на фоне активной электрификации и увеличения объемов промышленного производства на 7%. Повышение добычи угля индийскими производителями на 6% до 596 млн тонн не смогло удовлетворить возросший спрос. Несмотря на увеличение поставок железнодорожных вагонов, транспортно-логистические проблемы негативно сказались на поставках местного угля, и запасы на электростанциях находились на критическом уровне в течение значительной части года. Импорт угля стал расти, после того как правительство одобрило пересмотр тарифов для прибрежных электростанций, управляемых Adani и Tata. Еще несколько предприятий с мощностями около 50–55 ГВт испытывают финансовые трудности и могут значительно нарастить производство энергии в случае одобрения аналогичных мер для них.

Индексы цен на энергетический уголь (долл. США за тонну)

Пакистан продолжил стабильно наращивать объемы импорта, увеличив их на 32% до 14,1 млн тонн. Основным фактором роста стало наращивание объемов производства на угольной электростанции мощностью 1,3 ГВт, введенной в эксплуатацию годом ранее. Свой вклад в увеличение поставок также внесла цементная промышленность. В 2019 году в стране ожидается запуск еще одной угольной электростанции мощностью 1,3 ГВт.

Спрос на уголь в Юго-Восточной Азии за прошлый год также значительно вырос – на 20% до 96,5 млн тонн. Максимальный рост импорта пришелся на Вьетнам, Филиппины и Малайзию. Во Вьетнаме выработка электроэнергии увеличилась на 10% до 209,3 ТВт • ч, благодаря новым угольным электростанциям. Государственные генерирующие компании ожидают сохранение роста производства в 2019 и 2020 годах. На Филиппинах потребление угля также выросло за счет ввода в эксплуатацию новых энергетических мощностей.

Что касается предложения, Индонезия в 2018 году экспортировала на 8% больше угля, чем годом ранее, – 402 млн тонн. При этом основной рост пришелся на низкокалорийную продукцию (4 200 ккал / кг GAR, 3 800 ккал / кг NAR). Благодаря отсутствию значительных инфраструктурных проблем и гибким условиям договоров индонезийские производители быстрее реагируют на изменение рыночных условий, в первую очередь под влиянием колебаний китайского спроса.

Австралийский экспорт энергетического угля вырос за год на 4% до 209 млн тонн на фоне повышенного спроса со стороны Китая и стран Юго-Восточной Азии. Немалая часть дополнительных объемов приходилась на низкокачественный товар (5 500 ккал / кг NAR с высокой зольностью), потому что резервные обогатительные мощности ключевых производителей долины Хантер на протяжении года оставались недоступными. В ближайшее время в Австралии не планируется ввод новых крупных мощностей по добыче энергетического угля.

Морские поставки российского энергетического угля в 2018 году выросли на 13% до 67,5 млн тонн, включая 3 млн тонн, переваленные через западные порты. Как упоминалось выше, этот рост во многом обусловлен спросом со стороны Южной Кореи, Японии и Тайваня. Географическая близость российских портов позволяет североазиатским покупателям эффективнее управлять своими запасами. При этом высококалорийный российский уголь с низким содержанием серы и азота соответствует строгим экологическим требованиям к высокопроизводительным электростанциям HELE. В 2019 году ожидается дальнейшее увеличение российского экспорта, но итоговые цифры будут зависеть от способности железнодорожной инфраструктуры и вагонного парка России поддержать этот рост.

Колумбия также активно экспортировала уголь в Азию в течение всего 2018 года. Объем поставок в регион вырос на 37% до 8,4 млн тонн. Основным потребителем колумбийского угля стала Южная Корея (60%), тогда как второе место заняла Япония (13%). Южноамериканский уголь пользовался спросом и в других азиатских странах, включая Китай, Малайзию, Тайвань и Индию.

США экспортировали на Тихоокеанский рынок 27,1 млн тонн угля, на 38% больше, чем в 2017 году. Привлекательные цены на международном рынке заставили американских производителей перенаправить поставки на экспорт. Более 65% североамериканских поставок пришлось на Индию, Японию и Южную Корею. Индийские потребители продемонстрировали спрос на уголь с высоким содержанием серы, поставляемый с Восточного побережья, тогда как Южная Корея заключила контракты с компаниями, находящимися в бассейне реки Паудер. Япония закупала битуминозный уголь с низким содержанием серы из Юты. Поставки в обе страны в основном осуществлялись из западных портов.

Атлантический рынок

В 2018 году спрос на импортный уголь в странах Атлантического региона снизился на 3% до 168 млн тонн.

В Европе спрос на уголь уменьшился по причине теплой погоды в начале и конце года, национальных ограничений на объемы выбросов, сокращения объемов угольной генерации и значительных объемов выработки энергии возобновляемыми источниками во II квартале. Тем не менее цены на высококалорийный уголь (6 000 ккал / кг NAR) продемонстрировали рост благодаря поддержке индекса NEWC ввиду возможностей перенаправления объемов с рынка на рынок. Спред между высоко- и низкокачественной (5 000 ккал / кг) продукцией достиг исторического максимума. Во второй половине года малое количество осадков создало проблемы для поставок угля из Северной Европы речным транспортом на электростанции в Германию. В сложившихся обстоятельствах, кроме традиционных поставщиков (Колумбия, Россия и США), в регионе активизировались компании из Южной Африки (в связи с низким спросом в Индии и Пакистане) и даже из Австралии (5 500 ккал / кг NAR). Таким образом, запасы угля на складах в Амстердаме, Роттердаме и Антверпене достигли максимальных значений, и местным покупателям пришлось отказываться от товара из-за нехватки складских площадей. В результате значительные объемы угля были перенаправлены в южные порты – Испанию, Италию и Турцию.

Спрос на Средиземноморском рынке по итогам 2018 года повысился на 9% до 46 млн тонн. Основным драйвером роста стало увеличение производства цемента в Египте.

С точки зрения предложения, экспорт колумбийского угля в Атлантику снизился на 9% до 71,1 млн тонн, частично из-за перебоев с поставками, так как продолжительный сезон дождей ограничил добычу в апреле и июле. Российский экспорт (по морю) на Атлантический рынок остался на уровне 2017 года, составив 61 млн тонн. Это было связано с ограничениями железнодорожной инфраструктуры, ремонтными работами в порту Усть-Луга во втором полугодии и сложностями при поставке угля в Амстердам, Роттердам и Антверпен в конце года. Экспорт угля в Атлантический регион из США вырос на 21% до 20,7 млн тонн, причем в Европу был поставлен всего 1 млн тонн. Значительная часть объемов пришлась на Египет и Марокко.

Российская угольная промышленность в 2018 году достигла исторического рекорда по объему добычи угля за счет благоприятной конъюнктуры экспортных рынков и стабильного уровня потребления угля внутри страны. Высококачественный российский уголь все более востребован на ключевых экспортных рынках Европы и Азии.

В 2018 году добыча энергетического угля в России увеличилась на 5% по сравнению с 2017 годом, до 340,5 млн тонн Источник: статистические данные российских государственных органов, оценка СУЭК. . Общий объем продаж российского энергетического угля вырос на 6% по сравнению с годом ранее, до 320 млн тонн, в том числе поставки за рубеж выросли на 8% до 186 млн тонн.

Объем добычи каменного энергетического угля в 2018 году вырос на 5% до 260 млн тонн. Каменный уголь наряду с энергетикой используется в производстве цемента, металлов и во многих других отраслях промышленности. Значительная доля высококачественного каменного угля, добываемого в России, поставляется на международный рынок. Общий объем продаж каменного энергетического угля в 2018 году увеличился на 6% по сравнению с 2017 годом, до 239 млн тонн, в том числе поставки на экспорт выросли на 7% до 176 млн тонн за счет повышенного спроса на российские сорта угля и благоприятной ценовой конъюнктуры.

Добыча бурого угля выросла на 5% к уровню 2017 года, до 80 млн тонн. Бурый уголь преимущественно поставляется на местные электростанции и предприятия коммунального хозяйства. Внутренние поставки бурого угля в 2018 году выросли на 3% до 70 млн тонн. Объем экспорта бурого угля в последние годы имеет устойчивую тенденцию к росту, в 2018 году достиг 10 млн тонн, увеличившись на 17% по сравнению с 2017 годом, в основном за счет поставок добывающих предприятий Сахалина.

При этом сохраняются ограничения со стороны железнодорожной и портовой инфраструктуры. Кроме того, в 2018 году наблюдалась существенная нехватка полувагонов, что привело к росту ставок аренды вагонов и проблемам с выполнением планов отгрузки угля как на экспорт, так и в адрес внутренних потребителей.

Поставки на российский рынок

Поставки энергетического угля российскими производителями на внутренний рынок в 2018 году выросли на 3% и составили 133 млн тонн. При этом энергетическим компаниям было поставлено 86,1 млн тонн угля, в том числе 53,3 млн тонн бурого и 32,8 млн тонн каменного угля. Поставки энергетического угля предприятиям коммунального хозяйства выросли на 12% по сравнению с 2017 годом, до 22,6 млн тонн.

Рост потребления угля обусловлен повышенным спросом на электроэнергию ввиду снижения среднемесячных температур в феврале – марте и ноябре – декабре 2018 года относительно показателей 2017 года.

Российский импорт энергетического угля в 2018 году сохранился на уровне 2017 года и составил 24 млн тонн. Основным поставщиком энергетического угля в Россию остается Казахстан.

Экспорт

По итогам 2018 года российский экспорт энергетического угля увеличился до 186 млн тонн, рост составил 8% по сравнению с 2017 годом.

Отгрузки как в западном, так и в восточном направлении равномерно выросли на 8% и достигли 103 и 83 Включая уголь PCI. млн тонн соответственно.

В Атлантическом регионе значительно увеличился объем морских поставок российского угля в Польшу, а также увеличился объем отгрузок в Великобританию, Ирландию и скандинавские страны. Отгрузки через железнодорожные погранпереходы возросли, при этом отгрузки в направлении морских портов в европейской части России и Прибалтике остались приблизительно на уровне 2017 года.

На восточном направлении увеличились поставки российского угля в Южную Корею, Японию, Тайвань и Китай. Отгрузки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона в 2018 году по-прежнему сдерживала программа модернизации Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей. Тем не менее отгрузки энергетического угля в направлении портов на востоке страны выросли на 6% до 75 млн тонн. Кроме того, значительно увеличились поставки угля в Китай через железнодорожные погранпереходы – на 30% до 8 млн тонн.

В целом крупнейшими зарубежными рынками для российского энергетического угля в 2018 году были Южная Корея, Китай, Польша, Нидерланды, Япония, Тайвань и Германия.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
Компания Страна География деятельности